Модернизация экономики России: курс на инновационное развитие

Сидакова О. А.
Печать

Сидакова Оксана Абдулаховна

студентка,

ГОУ ВПО «Карачаево-Черкесская Государственная Технологическая Академия»,

Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

МОДЕРНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: КУРС НА ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ

Наблюдаемый в мировой экономике переход на инновационный путь развития – объективная реальность, с которой не может не считаться ни одна страна. В том числе и наша Россия, потенциал инновационной трансформации социально-экономической системы которой нужно реализовать в наиболее короткие сроки, найти способ его увеличения за счет использования дополнительных возможностей.

Перспективы переходы России, как и многих других стран, на путь инновационного развития в решающей степени определяются состоянием системы образования, качеством университетов, их исследовательским потенциалом, ценностью научных знаний в обществе и у государств. Базой успешной экономической стратегии государств и ключевым ресурсом общества становятся знания и интеллект, информация и инновации, человеческий и интеллектуальный потенциал, формируемые главным образом через систему подготовки кадров.

Инновации могут быть признаны таковыми, если они прямо или косвенно становится фактором экономического роста. Прямо – когда инновации становятся торгуемыми товарами и услугами. Рост совокупной факторной производительности, определяемый в расчетах производительных функций, - адекватный показатель вклада инноваций в экономическую динамику. Косвенно – когда инновации воплощены в конструкции товаров, технологии их изготовления, квалификации работников (факторы роста – труд и капитал, в которых инновации материализованы).

Большое значение для будущего мира будет иметь решение двух вопросов: удастся ли догоняющим странам развить свою способность к инновациям; смогут ли они преодолеть культурный барьер к масштабному производству собственных инноваций для рынка или, возможно, они будут развивать его на базе своих традиционных ценностей? Если время даст на них положительные ответы, то интеллектуальному доминированию Запада может действительно прийти конец.

Влияние научно-технических достижений на развитие человечества в целом и на его экономику в частности неуклонно возрастает. Особенно ярко это отражено в истории 20 века. Электроприборов, радио, телефон, авиация, телевидение, атомная энергия, компьютеры и так далее и тому подобное – коренным образом изменили жизнь человека. Но при этом сам человек, как природное существо, мало изменилось.

Нет оснований полагать, что НТП замедлился в 21 веке. Люди инициативные, энергичные, целеустремленные, с творческой жилкой получают явное преимущество на рынке труда. Правда, здесь следует отметить важное обстоятельство первой четверти 21 века. Общественная роль ученых, в том числе авторов великих открытий, заметно снизился по сравнению с их ролью в 20 веке. На первое место выходят не первооткрыватели, а создатели новых технологий, востребованных людьми: Эдисоны и Эйнштейны уступают место Биллам Гейтсам.

Состояние экономики России и перспективы развития

Докризисная динамика ВВП (6-7% ежегодного прироста), действительно, значительна, но, во-первых, она существенно хуже той, что, например, демонстрировал Китай в отличие от нас страдающих от дефицита природных ресурсов. Ни удвоение, ни утроение ВВП при консервации, не говоря уже об ухудшении, нынешней технико-технологической основы и структуры национальной экономики, не поднимет последнюю на качественно новый уровень, не усилит наши конкурентные позиции в мировом хозяйстве и не позволит радикально повысить благосостояние россиян.

Показательно и следующее: прогнозно характеризуя социально-экономическое развитие страны до 2020 года, Минэкономразвития России выделил три вероятных варианта - инерционная, энерго - сырьевая и инновационная, хотя высшим политическим руководством страны провозглашен переход именно к инновационному типу воспроизводства.

В результате отмеченных и других моментов в социально-экономической политике федеральных властей мы «имеем то, что имеем». Доля сырьевых отраслей в ВВП по сравнению с советскими временами даже возрастает, то есть пресловутая «структурная перестройка» продолжается. Состояние машиностроения, включая его высокотехнологические отрасли, остается тяжелым, действующие в этих отраслях крупные корпорации в своем большинство неконкурентоспособны на внутренних и внешних рынках.

Впрочем, не получил должного развития (с точки зрения оптимизации структуры экономики) также отечественный малый бизнес. В сравнении с полученными в январе 2009 года результатами ситуация структурно не изменилась. Однако состояние малого и среднего бизнеса в России продолжает ухудшаться. Теперь доля компаний, которые характеризуют свое состояние как хорошее (22,5%), является меньше доли тех, кто дает негативную оценку состоянию своего бизнеса (26,5%).

Более половины респондентов (57%[1]) приоритетной антикризисной мерой считают сокращение издержек (не связанных с расходами на зарплату). Часть компаний планирует проявить «гибкость»: изменить ассортимент либо переориентировать бизнес (25% и 17% соответственно). Такие «непопулярные» меры как сокращение зарплат, сокращение персонала или снижение объемов выпуска планируют 16%, 12% и 8% соответственно. Лишь 11% компаний планируют пойти на снижение цен. Из опрошенных предприятий 30% хотят привлечь заемные средства для поддержания или развития своего бизнеса (против 23% в январе).

Общая картина приоритетов в развитии приведены на рисунке 1.

Малый и средний бизнес ждет от Правительства целевых антикризисных мер. По мнению компаний, наиболее действенными могли бы стать налоговые «каникулы» (45%[2]), «замораживание» тарифов (40%) и развитие кредитования малых и средних предприятий (34%). Все более популярными становятся ожидания предпринимателей, связанные со снижением ставок за аренду государственного и муниципального имущества (28%), а также повышением доступности госзаказа (27%).

В России пошли по принципиально новому пути: частный сектор создавался посредством раздачи госсобственности узкому кругу избранных лиц. Но при таком курсе, понятно, не до малого предпринимательства, то есть корни его нынешней слаборазвитости – в избранной ущербной форме приватизации. Кроме того, здесь наблюдалась пресловутая «синусоида в экономической политике»: эйфорическое сначала отношение к малому бизнесу сменилось равнодушием, а в последнее время мода на «панацеизацию» малого предпринимательства, похоже возвращается; можно услышать даже, что оно должно стать основой модернизированной экономики.

Конечно, это нелепость, ибо, во-первых, современная экономика зиждется на «трех китах»: крупных корпорациях, государственном регулировании и малом бизнесе. Во-вторых, важно, чтобы последний функционировал не только сам по себе, но в интеграции с крупнокорпоративным, выстраиваясь вокруг него в разветвленные гибкие сети. А для этого он должен быть представлен не только в сфере услуг (как это происходит у нас сейчас), но и непосредственно в сфере производства и НИОКР. Подъем машиностроения на новой технологической основе необходим и, в очередной раз подтверждает принципиально значимый для государственной экономической политики тезис: процессы модернизации едины.

В сфере институциональных преобразований значительное внимание уделяется либерализации экономической среды, снижению инвестиционных и предпринимательских рисков, поддержанию макроэкономического равновесия. Да, подобного рода меры могут повысить инвестиционную привлекательность российской экономики для иностранных инвестиций, активизировать диффузию в нашу страну зарубежных технологий. Но иностранные инвестиции влияют на принимающую экономику, включая ее человеческий и научно-технический потенциал, отнюдь неоднозначно-положительно.

Дискуссия относительно содержания дальнейшей макроэкономической политики в России касается двух противоположных векторов.

1. Структура ВВП России сегодня хуже, чем была в СССР, однако российская экономическая система неконкурентная изначально, она коррупционна, бюрократизирована: следовательно, вливание денег в нее приведет только к инфляции, дестабилизации. Отсюда необходимость накапливать сбережения, полагаясь на резервный фонд, а также фонд национального благосостояния. Эта логика составляет позицию Минфина и общий вектор осуществляемой до сих пор макроэкономической политики в России.

Как известно, в структуре богатства стран с наименьшими доходами преобладает природно-ресурсный потенциал, а в структуре богатства высокодоходных стран – человеческий потенциал. Группа самых богатых стран превосходит группу наиболее бедных по величине богатства на душу населения в 60,9 раза, по производственному капиталу – в 66,2, по уровню человеческого потенциала (так называемые неосязаемые активы) – в 88 раз.

2. Важнейшим условием развития России является формирование способов и инструментов осуществления структурной модернизации экономики.

К сожалению, сейчас в России сложилась нерациональная экономическая система, которая блокирует опережающие НИР и ОКР, способствует ликвидации как самих наукоемких разработок, так и базы создания передовых технологий. Секторы так называемой информационной экономики находятся в зародышевом состоянии, а по отдельным направлениям НИОКР здесь просто невозможны. На базе подобной системы России отводится ниша поставщика сырья, как следствие, поддерживаемая «техническая» инфраструктура в итоге нужна лишь для того, чтобы поддержать добычу, транспортировку, хранение сырья и его компонентов, энергоносителей.

При платежах за потребление газа российские предприятия должны делать доклад за месяц вперед, предугадывая то, каким будет потребление газа. Меньше, чем запланировано, потребления быть не должно – тогда платится неустойка. Не действует принцип платежа по факту потребления. Если же предприятие, например, остановилось и вообще не потребляет газ в заявленном объеме, то вернуть деньги трудно. Все это разрушает цели развития на уровне базовых институтов данной экономической системы.

Экономический кризис – глобальный. В той или иной степени он задел все страны.

Россия теперь, как и большинство стран с переходной экономикой, необратимо включена в мировые хозяйственные связи. Все дело в том, как включен страна в мировую экономику.

Не приходится удивляться тому, что надежда на послекризисное оздоровление в значительной степени связывается с тем, что рост производства США, ЕС, Китае вернет прежний спрос на энергоресурсы России и позволит поднять на них цены. В антикризисной программе правительства, по сути, не предусмотрены действенные меры по преодолению докризисной, то есть заведомо дефектной структуры народного хозяйства. Основные производственные фонды физически и морально устаревают. Инфраструктура неполноценна, а имеющиеся мощности приходят в непригодность. Квалифицированные кадры утекают на Запад. Но, если верить данным СМИ, то за последнее время известны единичные случаи официального возвращения (по инициативе Президента), в свое время иммигрировавших за непригодностью в СССР, россиян, – наших умов, которые успели реализовать свои идеи за рубежом.

В целом меры государства по преодолению кризиса едва ли можно признать оптимальными. И дело не только в том, что развертывание антикризисных мер запоздало. Одни ошибки сменялись другими, не говоря уж о том, как выстраивались приоритеты в расходовании больших, но вовсе не безразмерных ресурсов. Показательны в этом отношении ассигнования в рамках антикризисной программы правительства, утвержденной в апреле 2009 года. Сумма 2920 млрд. рублей намечена к распределению следующим образом: поддержка финансовой системы – 46,4%, сохранение промышленного потенциала – 26,6, усиление мер социальной защиты – 15,9, поддержка регионов – 10,3%. Цифры говорят сами за себя.

Прорыв к подлинной модернизации исключительно сложен. Особенно при нашей социально-исторической наследственности и в глобализирующемся мире 21 века. Исторический опыт, и не только российский, свидетельствует, что как раз в условиях кризиса возникает мощные стимулы, возрастает социальное давление в пользу перемен, появляются новые возможности. Но происходит это не автоматически.

Путь, по которому шла наша страна в последнее десятилетие – тупиковый. В обществе пока нет таких независимых сил, которые могли бы перевести ее на иной путь. Мяч на стороне власти. Если все будет идти так, как шло до сих пор, - не состоится никакой модернизации ни в 2020, ни в любом последующем году.

Стратегия модернизации должна также включать меры по повышению эффективности органов государственного управления и борьбе с коррупцией. Существенные успехи в этом направлении могут быть достигнуты лишь в долгосрочной перспективе. Но, как показывает опыт стран «экономического чуда», даже при высокой коррупции возможен быстрый экономический рост, который сам по себе служит мощным фактором укрепления институтов.

Что касается модернизации социальной сферы народного хозяйства, то здесь не решены базовые проблемы. Прежде всего, несмотря на все заявления о недопустимости дефицита госфинансирования соответствующих отраслей, он сохранился на уровне, недопустимом по меркам «цивилизованных стран». Кроме того, реформы, проводимые в социальной сфере, зачастую не только не улучшают, но и по ряду направлений ухудшают ее положение.

Как уже стократ подчеркивалось «приоритет приоритетов» социальной политики в условиях радикальных рыночных преобразований – повышение доходов граждан, а «нервный узел» всех проблем в сфере этих доходов в нашей стране – постыдно низкий уровень заработной платы и ее запредельная дифференциация.

Коль скоро теоретически исчерпывающе доказано и практически, самим ходом истории капитализма, многократно подтверждено, что заниженный уровень заработной платы сдерживает экономический рост, то тем более понятно: «экономика дешевого работника (а таковой и является экономика нынешней России) и инновационная (новая, основанная на знаниях) экономика» абсолютно несовместимы.

Современный мир, модернизированное общество, новые технологии, новации, новаторство, нововведения - вот за чем будущее. Таковы слова и дела в отношении модернизации народного хозяйства России.

______________________________________________________________________________________________________________________

[1] Респондентам предлагалось выбрать три позиции из списка возможных мер.

[2] Респондентам предлагалось выбрать три приоритета из списка возможных мер.